23:25 

Только чистая ложь. Глава 11

коварная баба
Название: Только чистая ложь.
Автор: Kawaii666killer
Бета: Княгиня Пустоты
Пейринг: Какузу/Какаши, Какаши/Какузу мельком много кого
Рейтинг: NC-17
Жанр: Drama, Deathfic, чуть-чуть Humor
Размер: Миди
Статус: в процессе
Дисклеймер: герои полностью принадлежат Кисимото Масаси. Стихи мои!
Размещение: с этой шапкой
Саммари: А что было бы, если б Какаши оставил Какузу в живых?
Предупреждения: H/C, Slash, чуток OOC
От автора: Вот, решила написать фанфик на любимый пейринг, которого в инете найти, почему-то, не могу… >_< Надеюсь, вам понравится. Вдохновила эта песня: serj tankian - lie lie lie


ОТБЕЧЕНО



Глава 11

Небо - есть зеркало Ада.
Плачет оно потому,
Что не поймет оно смрада -
Рай не поймет Сатану.

Было восемь утра, когда Куренай вышла из дома и направилась к госпиталю. Еще вечером у нее в голове зародился хитрый план, который, как решила сама куноичи, нужно обязательно привести в исполнение – и, тем самым, помочь Хатаке.
«Если что-то пойдет не так, то я крупно попаду… Нужно действовать очень аккуратно».

Госпиталь. На вахте сидит тучная тетка, перелистывая какой-то женский журнал, пытается решать кроссворд и наворачивает бутерброд с маслом. Входная дверь открывается, и внутрь заходит женщина. Почему-то вахтерше сложно понять, кто это, сколько ей лет и знает ли она ее вообще.
- Здравствуйте, вы к кому пожаловали? – пробасила тетка, положив бутерброд с журналом на стол и встав со своего места.
- Я медсестра, - монотонно проговорила вошедшая. – Я работаю у вас давно. Неужели вы меня не узнали?
- А… - вахтерша вдруг понимает, что это сотрудница госпиталя, восемнадцатилетняя чернокудрая медсестра. – Аки-сан… Давно вас не было…
- Да, верно, - женщина кивает в ответ. – Не подскажите ли, в какой палате лежит новый пациент, и не дадите ли мне его «историю»?
- В палате номер шестьдесят шесть… - тетка начала рыскать в шкафчиках, и через несколько секунд протянула искомую тонкую карточку. – Вот, возьмите.
- Спасибо, - говорит медсестра, забирая протянутое. – Я пойду работать, - с этими словами она уходит в сторону лестницы.

Какузу лежал на кровати, глядя в до боли знакомый потолок и теребя в руках купюру Рё. После вчерашнего разговора с Какаши мужчина все никак не мог привести свои мысли в порядок. Он считал, что слишком грубо ответил вчера на признание джонина. Жестоко ответил – и, наверное, тем самым сильно задел его.
«Наверное, не стоило мне так… Хотя, я не понимаю, почему вообще беспокоюсь о его чувствах и состоянии? Я ведь и вправду хотел всего лишь его использовать… Так, почему же хотел? Я использовал! И все… все…»
Он поднес купюру к лицу, чтобы ощутить ее запах, но потом вдруг усмехнулся.
«Пахнет им… Твою ж мать… Почему она пахнет тобою, Хатаке? Почему я думаю о тебе? Лучше бы ты и вправду убил меня. Я бы тогда не мучился здесь, размышляя, что мне теперь с тобою делать. Козел ты, Хатаке…»
Вдруг дверь в палату со скрипом открылась, и Какузу сразу же повернулся на звук. Вошла черноволосая, вполне симпатичная медсестра со стаканом какой-то жидкости в руке.
- Здравствуйте, господин Какузу, - девушка мило улыбается и подходит к кровати.
Мужчина молча отворачивается от медсестры, пряча купюру под подушку.
- М… Вы, как будто, ждали кого-то другого? - слышно, как стакан ставят на тумбочку.
- Не твое дело, - шипит отступник.
- Зачем же так грубо? Мы вас лечим, причем бесплатно, а вы так относитесь.
Какузу понял, что ему сейчас лучше поговорить с этой медсестрой в знак благодарности. Все же, слово «бесплатно» бывший бухгалтер Акацки слышит нечасто.
- Спасибо за лечение, - собравшись с силами, благодарит Какузу.
- Благодарите Гондайме, - девушка улыбается. – Вы себя вообще как чувствуете?
- Ну, вроде поправляюсь…
- Странно.
- Что странного?
- Да то, что вы говорите это не радостно.
Какузу немного удивляется такому заявлению, но вида не подает. Медсестра, подойдя к окну, встает к отступнику спиной.
- Кстати, а где ваш надзиратель?
- Э… Спит еще, наверное. Мне почем знать?
- И это странно. Ведь он здесь раньше находился с самого утра.
- А.. ну, значит, дела появились… Да откуда мне знать, почему этого идиота до сих пор нет?
Какузу начинает немного злиться, понимая, что он и сам очень хочет увидеть Какаши.
- А вы с ним хорошо общались?
- Ну, да…
- И что вдруг стало не так? – медсестра повернулась лицом к отступнику.
- Эм… Стоп, а вам какое до этого дело? – Какузу уже более серьезно взглянул в красные глаза девушки.
- Я должна знать, что тревожит моего пациента и не дает ему встать на ноги. Любое негативное воздействие, особенно психологическое, может затормозить выздоровление. Особенно, учитывая вашу ситуацию.
Какузу отвел взгляд, не желая отвечать.
- Вы с ним неплохо ладили. Получается, это единственный человек, которому вы можете более или менее доверять. Он – единственный, кто с вами здесь общается, единственный, кто исполняет ваши просьбы, развлекает вас. Все остальные в этой деревне – да и, скорее всего в мире, вряд ли вам близки хотя бы на таком уровне. Верно? Ведь, если учесть, что вы отступник, получается, что такие понятия, как «Родина» и «семья», для вас не существуют. Единственное, что у вас было - это организация, в которую вы уже не вернетесь. И, если там кто-то и был вам дорог - про него тоже можно забыть. Выходит, что у вас нет никого, кроме того человека, которого поставили за вами наблюдать. Я права?
Какузу смотрел в пол, не решаясь взглянуть в эти пронзительные глаза. Они давили. Да и сам разговор давил.
- Скажите, вы бы хотели начать жизнь заново?
- Да, - решается ответить отступник, надеясь перевести разговор. - Но вряд ли жители этой деревни того захотят, после случившегося. Тот человек, Асума, которого убил мой напарник… Он явно был великим шиноби. А я хотел еще забрать его тело на черный рынок. Меня, как минимум не простит его семья, какие бы извинения я не принес и сколько бы лет не прошло.
- Можете считать, что один человек вас уже простил. Так что, все еще впереди.
Какузу взглянул на девушку… нет, на женщину! Он вдруг понял, что человек, который стоит перед ним, старше, чем ему казалось ранее.
- Надеюсь, что у вас с Какаши общение наладится. Он никогда не ошибался в людях, и я ему верю. Поэтому и прощаю вас.
И еще Какузу заметил, что эта женщина…
- Вы… вы беременны… это…
- Да, - куноичи приложила руку на округлившийся животик.
- Прощаете?... Значит… получается, что его отец… Ксо!
Какузу впервые в жизни впал в панику из-за того, что убил человека. Он опустил голову, закрывая лицо руками. Если бы он мог все изменить… Ведь перед ним сейчас стояла женщина с не родившимся малышом внутри. Малышом, чьего отца убили.
- Если я могу что-то для вас сделать… - Какузу поднял взгляд на куноичи.
- Лишь одну вещь, - улыбнулась она в ответ. – Будьте честны с собой и не теряйте то, что вам дорого. У вас еще есть шанс начать новую жизнь.
- Но…
- Выздоравливайте, Какузу-сан, - женщина пошла к выходу из палаты. – А Какаши, я думаю, скоро придет, - сказала она, улыбаясь, и вышла, закрыв за собою дверь.
- Да быть того не может! – дрогнувшим голосом сказал отступник.

- Ох! – вздохнула Куренай, выходя из госпиталя.
Все же, ей удалось совершить тот самый план, а в точности – пробраться в палату Какузу и поговорить с ним. Ну, и, заодно, немного облегчить его ношу. Куноичи посчитала, что нет смысла злиться и как-то мстить отступнику за уже случившееся с Асумой. Все же, это не он его убил. Да и, вдобавок, не сможет она, Куренай, «убрать» того, кто стал дорог Какаши. Женщина, конечно, еще не до конца понимала, что именно за отношения у Хатаке с этим странным мужчиной, но надеялась, что у них все будет хорошо.
«Все же, у Какаши уже давно не было человека, с которым он был бы счастлив. Друзья его погибли, сенсей тоже… Думаю, я правильно поступила, решив помочь ему с Какузу. Да, Асума? Может, теперь у нашего Хатаке на душе будет хоть немного светлее?»
Женщина улыбнулась своим мыслям.
- О, Куренай!
Куноичи не могла не узнать этот голос, и тут же на него обернулась:
- Здравствуйте, Цунаде-сама.
- А теперь рассказывай, что же ты делала в госпитале?
Куренай натянуто улыбнулась, понимая, что так попасться на глаза Хокаге было жуткой нелепостью для шиноби. Врать смысла не было, так как ни одна отговорка явно не подействует – ведь, стоило Годайме зайти в госпиталь и поспрашивать вахтершу, как тут же станет ясно о наличии гендзютсу.
«Беременным все прощается. По крайней мере, так говорил Шикамару».
- Ну, как бы вам сказать?
- Как есть, Куренай. Как есть, дорогуша.


Какаши сидел в одном из самых убогих баров Конохи и нещадно пил саке. Он просто хотел заглушить все произошедшее как можно быстрее, а это был один из самых действенных способов.
«И почему все произошло именно так? А, ну и ладно! Еще найду свое счастье! Хотя, уже нашел! Как говорил Джирайя, саке – это первая любовь, не откажет и не кончится. Кампай!»
Осушив еще одну стопку за свой мысленный бред, Хатаке облокотился на спинку стула и поднял взор к потолку.
- Какаши-семпай?
Этот удивленный голос… Конечно же, это Ямато.
- Йо.
- Семпай?! Как это так случилось, что вы тут один? И что это…? Три бутылки саке?! На одного?! Да вы с ума сошли! Какаши-семпай, я вас не узнаю. Семпай, хватит! – заголосил Ямато, пытаясь вырвать у джонина следующую стопку.
«Ох, только заботливого шиноби мне здесь не хватало. Надо как-нибудь от него отвязаться. Пора включать смекалку».
- Семпай, зачем вы пытаетесь напиться? Что у вас случилось? – он, изумленно, смотрел на пьяного Какаши, который, был ко всему еще и с приспущенной маской.
- Знаешь, Ямато, у меня тут такое горе, - Хатаке скрестил руки, сделав серьезное лицо. - Но в него я могу посвятить лишь человека, которого поистине уважаю, - оценивающе посмотрел на собеседника.
- А? Я? – Ямато просто засиял, сочтя это намеком на себя.
- Верно, Ямато. И теперь я расскажу тебе эту тайну, - Какаши поманил шиноби пальцем и, когда тот нагнулся, прошептал на ухо. – Дело в том, что…
- Ага… да… - кивнул бывший член АНБУ. – Я не подведу вас! – и пулей вылетел из бара.
«Однако, нельзя быть таким доверчивым», - подумал Хатаке, ухмыляясь и выпивая долгожданную стопку саке. Потом, вздохнув, он встал, надел маску, расплатился за выпивку и направился прочь из бара. Шел по безлюдным переулкам, стараясь не показывать, что пьян. Кажется, он никогда столько не выпивал. Точно, никогда. Поэтому организм, с непривычки, так и норовил покачнуться в сторону.
«И как Годайме и Джирайя умудряются столько пить целыми днями? Вот что значит великие санины! Хах…»
Какаши и не заметил, как очутился перед входом в госпиталь. Будто бы ноги, по привычке, сами нашли дорогу, и привели его сюда. Поэтому, решив поговорить с Какузу и показать тому, что он, Хатаке, вполне пережил эту ситуацию, джонин зашел внутрь. Вахтерша что-то долго и упорно орала Какаши, но тот, пропустив все сказанное мимо ушей, спокойно прошел по лестнице наверх. Вскоре, к немалой радости Копирующего, бас тетки умолк. И вот она, дверь в палату шестьдесят шесть. Открывается, захлопывается.
- Йо, Какузу!





@темы: Какаши/Какузу, Какузу/Какаши

URL
Комментарии
2010-12-26 в 03:32 

Очаровательная картинка )))

URL
2010-12-26 в 11:25 

Даже когда уже не веришь в свои мечты, не можешь с ними расстаться. "Этьен Рей"
Замечательно!!!!!!
Хочу проду!!!!!!!!!:ura:

2010-12-26 в 11:27 

коварная баба
будет)

URL
2010-12-26 в 16:19 

kakumy
У него столько денег, что он в них книги прячет...
класс !

2010-12-27 в 01:04 

С каждой главой фик всё интереснее и интереснее, и - я бы даже сказала - зрелей, что ли...
Срочно проду!!! )))

2010-12-27 в 18:59 

коварная баба
будет будет ^_^' ток сессия утихомирится)

URL
2010-12-27 в 19:23 

коварная баба
отбечено

URL
   

♠ʘ‡•художественная _А_Н_К_У_•‡ʘ♠

главная